Информационная база Движения
создателей родовых поместий


Информационная база Движения создателей родовых поместий



Хорошие газеты
Быть добру Международная газета
"Быть добру"


Газета Родовое поместье Международная газета
"Родовое поместье"

Подписаться на рассылки
Подпишись на рассылку "Быть добру"
Рассылка для тех, кто совершенствует среду обитания: как сделать, чтобы всем было хорошо. А на Земле быть добру!

Рассылка группы Google "Быть добру" Электронная почта (введите ваш e-mail):

Рассылка Subscribe.Ru "Быть добру"
Подписаться письмом

Подпишись на рассылку "Движение создателей родовых поместий"
Рассылка для тех, кому интересен образ жизни на земле в гармонии с природой в своём родовом поместье. Родовое поместье – малая родина.

Рассылка группы Google "Движение создателей родовых поместий" Электронная почта (введите ваш e-mail):











Группы
















Объять необъятное: записки педагога (ч. 14)

 
Продолжение. Начало в газете «Родная газета» №№3(23)6(26) 2010 г., 1(27)6(32) 2011 г., 1(33)-2(34), 5(37)-6(38) 2012 г., 11(49)-12(50) 2013 г. (издано в газете «Родовое поместье» 11(47)-12(48) 2013 г.)
 
Смотрю на ребят с надеждой. На лицах отблески огня. Отблески?.. А может, это их собственный огонь, огонь их сердец?
— Товарищи! - начинаю неожиданно для себя глухим голосом. - Не знаю, не соображу, что в этой ситуации делать. Сами видите, сколько нас осталось. С работой не справимся, физически не успеем. Горько сознавать, но ничего обнадёживающего из Москвы не привёз... «Не то говорю, не то... Но что ещё можно сказать?»
— Почему не справимся? - услышал голос Лены Брежатовой. - Почему не справимся? Вы... не правы... голос -девочки дрогнул.
Память на короткий миг снова вынесла к поверхности сознания последний, короткий разговор со Славиком Саблиным. Невольно посмотрел на девчат из Ясных Зорь и натолкнулся на глаза Лены Ковалевой, на её недоуменное: «Что с вами?» Выдержав мой взгляд, она сказала тихо, но уверенно:
— Зря вы так, Михаил Петрович. Нас, конечно, мало. Но это не значит вовсе, что мы не справимся. Надо завтра с утра приступать к работе. Непонятно, почему мы её остановили. По-моему, было гораздо хуже. И сейчас выдержим.
Кто-то бросил в костёр сухие ветки, он вспыхнул ярким бело-голубым светом. И навалившаяся было темень дрогнула, качнулась и, ударившись о кустарник, упала за крутой бугор.
— А вы не сомневайтесь в нас, Михаил Петрович! Нас, конечно, мало... - Кораблев сделал паузу. На скулах ярко освещённого лица отчётливо обозначились бугорки мускулов, в межбровье вонзилась упрямая складка. - Но зато здесь, - Вася прижал руку к груди, - у всех много.
— Хлопцев мы соберём, - поддержал Сергей Люлин. - Не на одних девятиклассниках мир держится, вон Стрельцов Вовка - в седьмом, а чем хуже вкалывает, а Беляев - в пятом и тоже тянет не хуже других.
— И не только учеников, можно учителей, родителей позвать...
— Да что все заладили: соберём, соберём. А если и не соберём? Сколько простоев было, вспомните. - Это уже семиклассник Стрельцов. - Если всё рассчитать -  справимся!
«Поразительно, - думал я, - когда вы успели такими стать? Или я вас не видел? Вы были, а я не видел? А может быть, новая ситуация перестроила вас, сгруппировала в единый сгусток ценности, которые вы копили годами? И когда пришёл час, - они заявили о себе во весь голос? Как же это я, опытный человек, не первый раз сталкивающийся с трудностями, спасовал, а вы...».
— В «Отважном», - продолжал Стрельцов, - разве легче было? Когда вы рассказывали, я ещё подумал: «Нам бы такое испытание!». Может быть, это нехорошо, но хотелось, чтобы произошло у нас что-нибудь такое...
— И произошло... - неожиданно светло улыбнулся младший братишка Стрельцова, озорник Вовка. - Вы думаете, мы слабее? - спросил он.
— В деле увидим... - опередил меня Кораблёв. Снова помолчали. Каждый думал о том, хватит ли у него характера, воли выстоять.
— Вот сказали, что нас мало, - певуче, с лёгким «аканьем» заговорила Ира Малетина. - А вы знаете, что тут было, когда вы уехали? Кто-то пустил слух, что, мол, никакой школы у нас не будет. Денег там нет или ещё чего. Вроде какое-то начальство против... Ну, а вы... в общем, будто насовсем уехали... Сначала мы не поверили, естественно. А потом - день проходит, другой, третий, четвёртый... вас нет. Тут уже не по себе стало. Всё-таки мы вас ещё хорошо не знаем. А вдруг, правда? Пожалели деток, не могли прямо в глаза сказать... Село сплетнями захлёбывается... В конторе вроде бы видели, как какой-то лысый дядечка на «Волге» приезжал и заявлял авторитетно, что о школе ещё никто не решал и решать не собирается. Тут родители стали к нам ездить, кого по-хорошему, кого силком - домой. - Ира, грустно усмехнувшись, продолжала: - Мои родители, например, тоже были здесь... «Вот вы тут сидите дикарями в лесу, комаров кормите, над вами и над нами люди смеются». Ну, я-то, как и другие, кто остался, своих сумела убедить, что всё это сплетни, что вы приедете, и школа у нас – экспериментальная - будет. А многие поверили слухам... Тут две последние ночи холодно было. И пошло. Стали уходить из лагеря. Сначала по одному, потом уже целыми палатками побежали. -Ира внезапно всхлипнула.
Ирина, всегда открытая, радостная, теперь вытирала крепкой ладошкой неожиданные для неё самой слезы. Она пыталась улыбаться, но вместо улыбки на её лице появилась жалкая гримаска. Кто-то ещё из девчат подозрительно зашмыгал носом.
Круг будто съёжился. Видимо, ребята представили недавно пережитые дни, когда уходили те, с кем вместе мечтали и работали. Утраты юного сердца - это не драмы и даже не трагедии - крушения, катастрофы. Вспомнилось чувство безысходности, с каким уходил я сам от школьного крыльца в тот последний март в Ясных Зорях.И снова защемило сердце тоской о навсегда утерянном Видно, ходить мне с ней всю жизнь и, пока дышу слышать голос Славика: «Вы придёте сегодня?».
— Представляете, уходят, уходят... - вздохнул Саша Беляев, плотно скроенный крепыш, один из самых юных наших товарищей. Он вместе со своими друзьями Васей Дубенко и Олегом Сапельняком перешёл в пятый класс. Хоть бы уж сразу, а то тянутся по одному. Один идёт - ты ждёшь, кто следующий. А я стою и думаю: «А если все уйдут!» Смотрю на Ваську. А он злой какой-то. Вижу:
«Нет, Вася не уйдёт, значит, уже двое есть».
— Да, конечно! Ты да Кораблёв - два героя на весь лагерь! - сквозь слезы засмеялась Малетина.
— А Кондратенко подбивал и нас уйти: «Пошли, хлопцы, пока комары не сожрали. Пусть тут энтузиасты вкалывают».
— Ух, как я хотел ему врезать! - сжал кулаки Люлин. - Да Ратушная помешала.
— Нам ещё драки не хватало! - упрекнула его черноглазая Галя Ратушная. - Была бы пища для новых сплетен.
— А потом собрались все к вечеру. Сидим у костра, на душе тяжело, и так плакать хочется, - задумчиво вороша палочкой золу, впервые подала голос Люда Байдикова.
— А вчера, когда зашли все в нашу палатку, - почти шёпотом проговорила Галя Щетинина, - я давай всех считать. Насчитала пятнадцать. И страшно стало.
— Да, ждать было не очень... Если бы хоть работа была.
— А я вам сколько раз говорил: «Давайте работать!»— неожиданно почти закричал Стрельцов.
Все,. будто обрадовавшись разрядке, засмеялись. В костёр подбросили веток. Пламя вспыхнуло с новой силой.
— Михаил Петрович! А если бы вы не добились денег, вы бы уехали от нас?
Мне показалось, костёр прекратил гудение: такая наступила тишина. Ребята с напряжённым ожиданием вглядывались в меня.
— Да я же и приехал без денег!
Как странно иногда переворачивает жизнь наши чувства. Неприятная новость будто сняла запруды в душе. Стало легко дышать, смотреть и слушать. И когда на вопрос не в пример всем нам сохраняющего благоразумие Кораблева: «Что же делать?» - я ответил: «Работать!», мы во всю мощь лёгких закричали: «Ура!» Это была отчаянная бесшабашность, мальчишество. Но в те минуты мы не сомневались: всё теперь будет: и деньги, и материалы, и официальные решения. Мы верили в справедливость. И потому чувствовали себя легко и радостно. Мы знали, что не только здание будет подготовлено к первому сентября, но и жизнь наша пойдёт по-другому. Радовались, что не ушли, не сдались, остались верными друг другу и мечте. Радовались открытию в себе хорошего, настоящего. Радовались костру и звёздам, лесу и озеру. Радовались, как радуется человек открывшейся перед ним безбрежности жизни, непобедимости стремления к красоте. И радовались не зря. Когда решение об эксперименте было принято, мы выиграли не просто время - первую битву за коллектив, заложив в его фундамент бесценное качество: веру в возможности человека, красоту его духа.
4 июля 1980 года - день рождения лагеря труда и отдыха «Ясные Зори». Имя ему мы дали в честь Яснозоренской школы, в честь всех, кто делал первые шаги к зорям нашей мечты.
1 сентября 1980 года обновлённое школьное здание принимало зыбковскую детвору.
В то лето я ещё раз убедился: лучшее в нас созидается трудом сердца, ума, рук, рождается в борьбе за человеческое в себе и в других. Личность формируется в мучительном преодолении себя, в переживаниях горя, отчаяния, радости, подаренной другим, в сопричастности к общему, большому, настоящему делу. Подтвердилась истина, добытая в Ясных Зорях: отгораживание детей от трудностей обедняет их жизнь, искусственно тормозит развитие. Ребёнок рвётся к серьёзному диалогу с жизнью, имея на это и право, и возможности. И как важно предоставить ему поле деятельности, где он сможет расти как человек и гражданин.
 
Продолжение в следующем номере.
 
Щетинин М.П.

--- Подпишись на рассылки и газеты... --- --- Информационная политика газеты... ---

--- Приобрести экотовары "Быть добру"... ---

Поделиться в соц. сетях

Нравится







Copyright 2006-2019 © Международная газета "Родная газета"
Информационная политика международной газеты «Родная газета» http://gazeta.rodnaya.info/o-gazete/#anchor164
Копирование материалов приветствуется. Будем благодарны за ссылку на наш сайт.
Ответственность за содержание информации несёт её автор.
Разработка сайта http://devep.ru